САМОЕ ЧИТАЕМОЕ: `

Господин сердитый. Евгений Гришковец о «самом худшем»

17.06.2013 < RSS 2.0.

гришковецУ нас в плохом кинематографе работают равнодушные люди, читать художественную литературу ежедневно – вредно, у журналистов – «самое худшее» образование, а программа «Гражданин Хороший» – говно. В душной атмосфере воронежского книжного клуба писатель, актер и режиссер Евгений Гришковец откровенничал с поклонниками его таланта.

 

О предстоящих творческих планах. Сейчас у меня в планах – книжка, состоящая из двух повестей, которая так и будет называться: «Две повести, не ставшие романами». Я надеюсь её закончить к октябрю.


О любимом городе. Я живу там, где хочу жить – в Калининграде. Самый лучший город для человека – это тот город, который он знает.

 

О журналистах. Вот зачем вы так киваете? Вот не люблю, Путин несет там какую-нибудь ахинею, а журналисты сидят, кивают… Не люблю общаться с журналистами, потому что это довольно формально. Вообще, это самое худшее образование, которое только можно получить.

 

О детских мечтах. Я точно помню, что не знал, кем хочу стать. Да каким космонавтом, боже упаси! Было ясно, что космонавты далеко не улетят. Никем не хотел быть. Хотел интересно жить, и до сих пор хочу. Я не хотел работать – вот это точно.

 

О том, как удалось «простому кемеровскому парню» пробиться в Москву. Я очень непростой кемеровский парень. Очень непростой. Я никуда не пробивался, очень долго занимался самодеятельным студенческим театром. Успех же мой в театральной деятельности – я всегда считал, что мне очень повезло. То, что я имею возможность играть свои спектакли на разных мировых площадках – счастливая случайность. А литературный успех появился на основе театрального. Сначала родители помогали, потом какие-то люди участвовали в моей судьбе…

 

О российском кинематографе. После того, как сняли фильм «Сатисфакция»,  я точно не буду ни продюсировать, ни чего-то еще делать… Никогда. Потому что честному художнику в России этим заниматься невозможно. Зависит от денег: значит, я несамостоятелен, значит, надо будет обращаться за деньгами к тем людям, у которых они есть. Те люди, у которых есть деньги, дают их всегда под каким-то условием, нужно эти условия исполнять. И столь много равнодушных людей, как в нашем кинопроизводстве, я не встречал никогда. С равнодушными людьми не могу находиться в одном помещении. Поэтому буду делать то, в чем никто не может ни помешать, ни помочь – литература и театр.

 

О современном кино. Это абсолютная фальшивка. Фильмы, которые ничего не рассказывают о нас с вами и о современниках. Понимаете, жизнь поколения наших родителей запечатлена в великом кинематографе. Мы знаем, чем наши родители жили, что одевали, что они ели, в каких домах проживали. Мы не зафиксированы в кинематографе. Нам подсовывают фальшивки про бывшую страну, которая сейчас выглядит глянцево, а я ее помню и люблю – страна была не такой. Наша эпоха будет зафиксирована в отдельных литературных произведениях, которых совсем немного.

 

О гражданской позиции. Я в ужасе от того, что происходит в стране. Я горюю по этому поводу. Но у меня нет никакого внятного манифеста, который мог бы подействовать. Я занимаюсь другим делом. И также я знаю, что участие в политической жизни с художественным творчеством совершенно несовместимо. У меня есть гражданская позиция, но я нужен своим современникам в другом качестве.

 

О чтении. Я всерьёз считаю, что ежедневное чтение художественной литературы не только не полезно, а пожалуй, и вредно. Есть периоды невероятно сильной потребности чтения художественной литературы – периоды запойного чтения. Художественная литература требует настолько много душевных переживаний и сил, что ежедневно это просто невозможно. Вот уже 10-12 лет у меня нет желания читать такое. Я читаю книги не ради удовольствия, а ради художественного впечатления. Но это не значит, что не надо читать. Не надо читать абы как. Например, я  бы не хотел, чтоб мою книгу «Реки» читали где-нибудь на пляже в Турции. А вот «Рубашку», пожалуйста, можно и на пляже – на то он и легкий роман.

 

О проекте «Господин Хороший». Я слышал об этом, но у меня нет мнения по этому поводу. Это некие художественно-поэтические фокусы, и это называется «стрелять дробью». Это утверждает ту самую власть и тот самый строй, против которого они якобы идут. Для меня это позор и свинство.  А о качестве здесь говорить нечего. О качестве говна я не собираюсь рассуждать.

 

О пиратстве в интернете. Мы же первые, кто столкнулся с этим делом. Мы и первопроходцы, и подопытные кролики. Никто же не знает, во что это выльется. В интернете же нет никаких правил, потому-то там пышным цветом расцветает и сквернословие, и воровство.

 

Записывала и фотографировала Александра Ганина


Читайте также:

Дмитрий Быков: «Они будут гореть в аду»

Кочегар замерз в котельной

Большевик Познер

 



5 комментария(ев) “Господин сердитый. Евгений Гришковец о «самом худшем»”

  1. İrem Erdinç:

    Неприятный дядька. Всегда недоумевала на тему его успеха.

    • brat_nikodim:

      Кроме его дебютного «Как я съел собаку», все остальное — муть вторичная и слабая. Писатель он вообще никакой.

      • Сидоров Сидор Сидорович:

        Все дело в настроении — он его чувствует. На это зарабатывает. Баешник (те байки рассказывает)он, а не писатель. То про флот вспомнит, то про компот на флоте. А Жлоб — все равно какое-то сомнительное. чуждое нам идеологическое издание. Могли бы поговорить с кем-нибудь приличным. С Прохановым, например.

  2. Оля:

    У него просто ПМС был, а так он белый и пушистый.))

  3. sasha2705:

    Я вот убедилась уже не однажды. Как писателя — очень люблю, и спектакли безумно нравятся, но человек..ну, не мой что ли. Очень уж разные взгляды.

Вы должны войти, чтобы комментировать Войти