САМОЕ ЧИТАЕМОЕ: `

Культ Мамоныча (о современных верованиях)

08.08.2013 < RSS 2.0. Y

Мифическое существо МамонычВ Острогожске, где в XIX веке угораздило родиться художника Ивана Крамского, установили почетную доску местной номенклатурной легенде – первому секретарю районного комитета КПСС Митрофану Мамоновичу Мамонову. Мамоныч считается праотцом всех местных номенклатурщиков, наподобие Зевса или Леонида Ильича Брежнева в древнегреческой и позднесоветской мифологиях соответственно. Показательно в этом эпическом по своей силе событии то, как отблагодарили отца потомки – в 27 словах сделали три ошибки.

 

В «Новом завете» «маммона» служит олицетворением богатства, от служения которому предостерегаются верующие: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и маммоне» (Мф. 6:24). Но это у диких иудейских племен начала нашей эры.

В наш просвещенный век на жирном острогожском черноземе Митрофан Мамонович Мамонов практически вернул к своему первоначальному значению слово «маммона» – оно стало олицетворением богатства и даже неспешной, зажиточной жизни в хорошем смысле этого слова. Олицетворением Золотого века районного масштаба. По крайне мере, в устах и в представлениях местного чиновничества.

Мемориальная доска МамонычуВокруг Митрофана Мамоновича Мамонова в начале XXI века в Острогожском районе Воронежской области в номенклатурной среде сложился культ. Так на собраниях, чествованиях, перерезаниях красных ленточек и поминках благодарные чиновники склоняют голову и говорят  один из первых тостов «За дорогого Митрофана Мамоновича, за его заботу»!  И закусывают, чем Бог послал.

«Мамоныч рулил районом при Союзе 26 с лишним лет!  — сообщает нам телеграфом главный редактор «Острогожского листка» Трёшник. –  Личность, свято чтимая в чиновничьих кругах – так что удивляться тут нечему. Вывел в люди нашу предперестроечную элиту, которая подняла на ноги уже нынешних управленцев. Крутой хозяйственник и матёрый партработник. Как говорят, напрочь лишённый хапужных замашек, нередко свойственных удельным князьям его уровня».

Митрофан Мамонович Мамонов, надо думать, услышал молитвы и отблагодарил чиновников – подарил им Стабильность, наступившую при Владимире Владимировиче Путине. Хотя это всего лишь наши догадки.

А факты говорят о том, что в один прекрасный день чиновники по неведомой нам причине решили укрепить культ Митрофана Мамоновича Мамонова монументальным образом.

Денег на воплощение Митрофана Мамоновича Мамонова в виде статуи Зевса с голым торсом в районе не изыскали. Пришлось ограничиться мемориальной доской.

Тем более что повод нашелся – 5 августа Митрофану Мамоновичу Мамонову исполнилось бы 100 лет.

Открытие мемориальной доски

Дети, недостойные отца своего

В ходе открытия мемориальной доски высокопоставленные лица продемонстрировали уважение к традиции преемственности власти, заложенной незабвенным Митрофаном Мамоновичем, и толкнули на митинге полтора десятка речей.

Ну а потом «перед лицом изумленной публики», как писали в газетах при художнике Иване Крамском и царе нашем батюшке Николае II,  предстало произведение.

Вышла, правда, одна закавыка. Несмотря на то, что изготовление мемориальной таблички курировало от 7 до 11 человек высокого ранга районного масштаба,  в неё закралось сразу несколько ошибок.

Во-первых, в звании «герой социалистического Труда» с заглавной буквы пишутся все три слова, а не только последнее. Во-вторых, Мамонов был не «первый секретарь Острогожского района КПСС», коей должности в природе вообще не существовало, а всё-таки первым секретарём районного комитета КПСС. Ну и в-третьих, обычно на таких досках пишется не «проживал», а просто «жил».

Иван Крамской "Иисус в пустыне"

Иван Крамской "Иисус в пустыне"

В общем, Митрофан Мамонович вряд ли одобрил бы такую халтуру, а гневить покойного, понятное дело, никому не хочется. Может лишить небесного покровительства в делах карьерных, коими он, согласно верованиям местных чиновников, ведает на острогожской земле. Табличку решено сменить. И только после этого, непременно в полнолуние, приходить к ней потереть гранитную лысину Мамоныча. Что, несомненно, должно привести к повышению по службе.  Жаль, художник-передвижник Иван Николаевич Крамской не дожил до таких высот творческих дерзаний отдельных личностей и богатства острогожской общественной жизни в целом.

 

По телефонограммам и телеграммам главного редактора «Острогожского листка» Трёшника (http://treshnik.livejournal.com)

 

Читать также:

Кочегар замерз в котельной

Зверства провинциального ЖКХ

Кузьмичи (о том, как смотрят футбол во второй лиге)




Вы должны войти, чтобы комментировать Войти