САМОЕ ЧИТАЕМОЕ: `

Водки! (как смотрели открытие Олимпиады в Воронеже)

08.02.2014 < RSS 2.0. Y

Медведев усталВ провинции открытие Олимпиады в Сочи смешалось с пятницей-пьяницей. В Воронеже на главной улице – проспект Революции – есть «Хуторок». Дешевое, но приличное заведение со средним чеком рублей в 300. На алкоголь еще рублей 200 накиньте. Чем-то «Му-Му» напоминает, но не оно. Москвичи, глотайте слюни.

 

В 19.00 заведение было почти полным. В основном – люди средних лет. Один столик занимали молодые специалисты – симпатичные тридцатилетние ребята. В Москве они бы были офисным планктоном, умеющим обращаться с начальником и факсом. А тут, может быть, это были отличные штукатурщики. Просто отличные. Или кто-то с оборонки. Хотя вряд ли, мало их уже. Вымирают. Но ребята хорошие. Три девчонки. Одинокие и в коротковатых, как если просто для пятницы, юбках.

Была семья Гаргантюа. Не то, чтобы их так звали, но они взяли очень много фри, по два пива и все это молча и сосредоточенно поглощали. Синхронные движения желваков заменяли эмоции.
Был трогательный пожилой мэн. Пальто, с седой косичкой. Похож на английского вратаря Симэна. Он взял коньяку. Либерал, подумал я.

– За победу выпью водочки, – улыбнулся он барменше.

Я его не понял (ну, что за победа?), но казалось, что он знал что-то важное.

Был замечательный кореец – русский, но очень пьяный. Поэтому он говорил не по-русски. Но и корейскими все эти его эмоции, заменяющие речь, не назовешь.

Церемонию встретили все с каким-то огромным внутренним напряжением. Я понимал их. Я, например, все время думал о том, чтобы факел не задымил. Господи, не задыми!

Только специалисты радовались – они громко чокнулись. К ним подошли девушки, и они поцеловались под водочку. Сзади меня присел мужчина лет 35. Он мрачно закурил. Все ждали.

Мандраж. Это называется мандраж.

И тут Байкал, Достоевский, Чехов. Зачем не было Суздаля? Очень хотелось. Или Костромы.

Девочка полетела.

Пошли сборные команды. Все ждали Ямайку, потерявшую по дороге в Сочи боб.

Белоруссия:

– Батько! – кто-то бросил в дальнем конце зала.

Бразильцы:

– Почему нет Роберто Карлоса?!

Парагвай! Идет единственная спортсменка Хулиа Морино:

– Всех порвет!

Украина:

– Ура! Воронеж!

Вот так реакция. Не ожидал. Хотя, что тут удивляться? На юге области русский язык до сих пор изучают на суржике. Поезжайте в Воробьевский район, например.

Наша сборная идет под ТАТУ, как «ЖЛОБ» и обещал.

И гимн России. Все умолкают. Ребята, которые специалисты, встают и поют. Поют гимн!Поют гимн России

Семья Гаргантюа понимает, что попала не на тот праздник. И уходит. Доев все, конечно.

– Россия! – кричат уже все.

Потом было представление с красными, кровавыми мальчиками, пионерами, милиционерами и стилягами, которых обозвали «hipsters». Или я не правильно написал? Ну и ладно. Но это был авангард.

Седой мэн расправил спину.

Кореец с серьезными и мрачными намерениями пристал к соседям:

– Вы кто?

– Русские! А ты?

– Русский!

Русские не протестовали и выпили с корейцем. Понятно же, что русский кореец.

Балерины и еще бог весть кто. Вальс жалостливый из фильма про обманутую девушку. Его еще на школьных выпускных играют. Или не он?

imageКореец такого авангарда не пережил. Уронил голову на стол.

И вот кульминация. Терешкова, Хаматова, Шарапова, Фетисов, Михалков зачем-то. Нет, ну понятно. Россия чует зуд. Ползут.

Исимбаева, ждущая ребенка.

А еще была девушка в красном рядом с Путиным. У нее сначала дрожали руки от волнения. Это была Ирина Скворцова, наша бобслеистка, попавшая в страшную аварию несколько лет назад на трассе в Кенигзее. За нее боролись немецкие врачи и сотворили чудо.

Нам явили чудо. И тут нет никакой иронии. Чудо.

Нашим бы врачам еще так же.

Многолюдная компания в дальнем конце зала затянула «Любо, братцы, любо!»

Потом что-то из «Трех мушкетеров» про потертое седло.

Факел! Зажгите факел!

Мрачные официантки врубили свет и выключили ТВ.

– Мы закрываемся – 23.00.

– Меркантильные твари, – тихо ругнулся мужчина сзади.

Запели «Катюшу».

Седой мэн, который либерал, который был похож на английского вратаря Симэна, подошел к барной стойке.

– Водки.

Выпил и вышел молча.

Да, он знал, что если все получится, то это будет победа. Мне кажется, получилось.

Только я так и не видел, как зажгли факел. Он не дымил? Не должен был. Не мог, как всякий настоящий русский, взять и сломаться в решающий момент. Не мог.

 

Иван Крага, рабкор

 

Читать также:

Наш человек в Сочи

Песнь поравалитиков (о том, как ТАТУ споют новый олимпийский гимн)

Олимпийский факел для Мокрых дворов

Эстафета Олимпийского огня

 



Вы должны войти, чтобы комментировать Войти