САМОЕ ЧИТАЕМОЕ: `

Пришел «Срок»: в сети появился новый фильм о российской оппозиции

26.06.2014 < RSS 2.0. Y

срокСегодня на сайте YouTube был выложен фильм о российской оппозиции под названием «Срок». Уже то, что картина снята отнюдь не мастерами убойного жанра с телеканала НТВ, заставляет ее посмотреть.

 

Документальная картина была снята тремя режиссерами: Александром Расторгуевым, Павлом Костомаровым и Алексеем Пивоваровым. Фильм был анонсирован еще два года назад, и его создатели поначалу даже выкладывали отрывки уже обработанного материала в интернет. Однако после того, как у одного из авторов, Павла Костомарова, прошел обыск, с трейлерами решили не играться.

Фильм представляет собой череду разрозненных фрагментов видеозаписей. Тут вам и митинги с задержаниями и троллингом полицейских в оцеплении, и судебные процессы, и домашние беседы, и те же обыски. Никакого закадрового текста, записанных интервью и стендапов. «Сухой язык хроники», – хочется написать. Но язык далеко не сухой: эмоции, напряжение на экране зашкаливают.

«Срок» не претендует на какое-то объективное исследование жизни российского оппозиционного движения. Но при этом его вряд ли можно назвать пропагандистским. Скорее, каждый зритель найдет в нем подтверждение своим представлениям об оппозиции. Кто-то в очередной раз скажет, что Ксения Собчак глупа, Илья Яшин наивен, Сергей Удальцов агрессивен, а у Навального замашки диктатора. Кто-то, наоборот, подхватит революционный пафос протестующих. В конце концов, героев фильма можно пожалеть. Может, даже полюбить.

Антипутинские лозунги в картине звучат на всем ее протяжении, но авторы «Срока» ни к чему не призывают. И несмотря на то, что фамилия «Путин» – самая частоупотребляемая в ленте, нам рассказывают все-таки не о борьбе с режимом. А о людях.

 

«Лучшие годы уходят»

На видео 2012 года Ксения Собчак рассуждает о президенте. Рассуждает, как говаривали в старину, со значением. Дескать, он живет в искусственном мире, верит, что его поддерживает народ. Ее перебивают, выдвигают новые трактовки, дают прогнозы. Пара лет – и все это начнет рушиться. Так, наверное, в позапрошлом веке спорили какие-нибудь петрашевцы в своих тайных кружках.

Через эту самую пару лет, на момент обнародования фильма, рейтинги президента покажут, кто на самом деле жил в искусственном мире. Власть нашла общий язык с населением. Оппозиция – нет. Хотя, по мысли авторов, у нее еще не все потеряно: среди почитателей Навального в фильме мелькают и млад и стар.

Но вот Навальный на демонстрации нервничает: он повел свою колонну в одну сторону, Удальцов свою – в противоположную. Что ж, хорошо подметили. А ведь кроме идейно неблизких Навального и Удальцова есть и совсем иная оппозиция. Та, которой нужен «Русский порядок» и Россия без Кавказа. Создатели картины, кстати, о ней тоже не забывают. Встреча всех этих разношерстных оппозиционеров на одной площади – чистая случайность.

У этой случайности есть имя – Путин. Тот же Навальный в фильме жалуется: ему уже 37, лучшие годы уходят. Уходят, разумеется, из-за Путина. И всех либералов и националистов в «Сроке» объединяет вековая народная иллюзия: стоит только сменить правителя, и страна зацветет.

Вот такой получилась в фильме оппозиция: очень разной по взглядам, по-человечески симпатичной и по-юношески наивной и неумелой. Даже немного не от мира сего. Может быть, не случайно финальные кадры «Срока» сопровождает не оптимистично-протестная цоевская «Перемен!», а безысходная летовская «Все идет по плану». По другому плану.

 

Роман Жолудь

 



Вы должны войти, чтобы комментировать Войти