САМОЕ ЧИТАЕМОЕ: `

В ожидании Наполеона

07.11.2014 < RSS 2.0. Y

10644505_724055057663768_3849972183811012040_o

Вот такие моды ожидались 25 октября (7 ноября) 1917 года. Шляпка одной из дам намекает на то, что Петроград немного устал от революций и ждет своего Наполеона. Не сложилось. Пришли кожанки и косынки с револьвертами от Инессы Арманд. И семки от матросов «Авроры». Никакой зари не было – переворот случился в промозглых питерских сумерках. Подробности – в дневнике поэтессы Зинаиды Гиппиус.

 

25 октября. Среда

В 10 ч. вечера.

(Электричество только что зажглось).

Была сильная стрельба из тяжелых орудий, слышная здесь. Звонят, что, будто бы, крейсера, пришедшие из Кронш­тадта (между ними и «Аврора», команду которой Керенский взял для своей охраны в корниловские дни), обстреливали Зимний Дворец. Дворец, будто бы, уже взят. Арестовано ли сидевшее там Пр-во — в точности пока неизвестно.

Город до такой степени в руках большевиков, что уже и «директория», или нечто вроде назначена: Ленин, Троцкий — наверно; Верховский и другие — по слухам.

Пока больше ничего не знаю. (Да что знать еще, все яс­но.)

Позднее. Опровергается весть о взятии б-ми Зимнего Дворца. Сраженье длится. С балкона видны сверкающие на небе вспышки, как частые молнии. Слышны глухие удары. Кажется, стреляют и из Дворца, по Неве и по Авроре. Не сдаются. Но — они почти голые: там лишь юнкера, ударный батальон и женский батальон. Больше никого.

Керенский уехал раным-рано, на частном автомобиле. Улизнул-таки! А эти сидят, неповинные ни в чем, кроме своей пешечности и покорства, под тяжелым обстрелом.

Если еще живы.

 

26 октября. Четверг.

Торжество победителей. Вчера, после обстрела, Зимний Дворец был взят. Сидевших там министров (всех до 17, ка­жется) заключили в Петропавловскую крепость. Подробно­сти узнаем скоро.

В 5 ч. утра было дано знать в квартиру Карташева. Се­годня около 11 ч. Т. с Д. В. отвезли ему в крепость белье и провизию. Говорят, там беспорядок и чепуха.

Вчера, вечером, Городская Дума истерически металась, то посылая «парламентеров» на «Аврору», то предлагая всем составом «идти умирать вместе с Правительством». Ни из первого, ни из второго ничего, конечно, не вышло. Маслов, министр земледелия (соц.), послал в Гор. Думу «посмертную» записку с «проклятием и презрением» демократии, которая посадила его в Пр-во, а в такой час «умывает руки».

Луначарский из Гор. Думы просто взял и пошел в Смольный. Прямым путем.

Однако, пока что, на съезде от большевиков отгороди­лись почти все, даже интернационалисты и Черновцы. Пос­ледние отозвали своих из «военно-рев. — комитета». (Все на­чалось с этого комитета. Если Черновцы там были, — значит, и они начинали).

Позиция казаков: не двинулись, заявив, что их слишком мало, и они выступят только с подкреплением. Психологиче­ски все понятно. Защищать Керенского, который потом объя­вил бы их контр-революционерами?..

Но дело не в психологиях теперь. Остается факт — объя­вленное большевистское правительство: где премьер — Ленин-Ульянов, министр иностр. дел — Бронштейн, призре­ния — г-жа Коллонтай и т.д.

Как заправит это пр-во — увидит тот, кто останется в живых. Грамотных, я думаю, мало кто останется: петер­буржцы сейчас в руках и распоряжении 200-сот тысячной банды гарнизона, возглавляемой кучкой мошенников.

Все газеты (кроме «Биржевых» и «Р. Воли») вышли, бы­ло… но по выходе были у газетчиков отобраны и на улицах сожжены.

Газету Бурцева «Общее Дело» накануне своего падения запретил Керенский. Бурцев тотчас выпустил «Наше общее дело», и его отобрали, сожгли, — уже большевики, причем (эти шутить не любят) засадили самого Бурцева в Петропа­вловку. Убеждена, что он нисколько не смущен. Его вечно, при всех случаях, все правительства, во всех местах земного шара — арестовывают. Он приспособился. Вынырнет.

Мы отрезаны от мира и ничего, кроме слухов, не имеем. Ведь все радио даже получают — и рассылают — большеви­ки.

( ….)

Кажется, большевики быстро обнажатся от всех, кто не они. Уже почти обнажились. Под ними… вовсе не «больше­вики», а вся беспросветно-глупая чернь и дезертиры, пойман­ные прежде всего на слово «мир». Но, хотя — черт их знает, эти «партии», Черновцы, например, или новожизненцы (ин­тернационалисты)… Ведь и они о той же, большевистской, до­рожке мечтали. Не злятся ли теперь и потому, что «не они», что у них-то пороху не хватило (демагогически)?

 

Зинаида Гиппиус «Дневники»

Публикацию подготовил Литературный отдел «ЖЛОБА»

 



Вы должны войти, чтобы комментировать Войти