САМОЕ ЧИТАЕМОЕ: `

Только бакенбарды, только хардкор (Пушкизм против мачизма)

17.04.2015 < RSS 2.0. Y

e2a0512dfe89

В тренде – импортозамещение. «Жлоб/Непечатное издание» предлагает не мелочится и ударить по главным не православным культам — например, по маскулинному Культу Мачо, навязанного нашей многострадальной родине Голливудом в образе, прости Господи, Бандероса. И противопоставить ему наш культ – культ Пушкизма.

С Александром Сергеевичем Пушкины, конечно, будет непросто – он был денди. Известны его холодная насмешливость, эпиграмматический дар, бретёрство, светское тщеславие. Адам Мицкевич отмечает «холодный и острый ум Пушкина». «Эпиграмма была его кинжалом», – свидетельствует Вельтман. Керн вспоминает, что он был остер на язык – «repartie vive». В опеке по делам о наследстве Пушкина есть счет модного портного Conrad Rutch’a за сделанные поэту «чёрный сюртук, шёлковый жилет». Черные цвета – еще недавно траурные по всей Европе, становятся мужской классикой благодаря денди. «Дон Жуан» Байрона, столь ценимый Пушкиным, — это манифест дендизма.

В конце концов в «Евгении Онегине» есть строки: «как dandy лондонский одет». Пушкин был настолько денди, что вводит это слово в обиход, когда еще не было его норм правописания в отечественной грамматике.

Дендизм —явление безусловно английское. Но, думаю, русский мачо (интеллигентный человек в принципе) может смело заявить оппоненту, что дендизм Пушкина – это наносное. Просто мода. В душе Пушкин, конечно, был русским, милым, почти бородатым (а что такое бакенбард как не полбороды?) псковичем. На неуступчивого оппонента можно написать памфлет в Фейсбуке , кляузу в Следственный Комитет Бастрыкину. Ну или запросто, как и положено мачо, мускулисто заехать оппоненту в ухо.

Не век дендизма чай, нечего рассусоливать с несогласными. Так сейчас принято поступать. Согласно кодексу мачизма.

При Пушкине все было иначе: о рукоприкладстве между дворянами не могло идти и речи, кляуза или памфлет могли стать причиной вызова на дуэль. А дрались на них русские дворяне, как нигде в Европе, — жестко и бескомпромиссно.

Александр Пушкин безусловно пригласил бы кляузника к барьеру (из-за кляузы собственно и случился поединок на Черной речке).

Условия, думаю, были бы точно такие. Для наглядности приведем их полностью:

  1. Противники ставятся на расстоянии 20 шагов друг от друга и 10 шагов от барьеров, расстояние между которыми равняется 10 шагам.
  2. Вооруженные пистолетами противники, по данному знаку идя один на другого, но ни в коем случае не переступая барьера, могут стрелять.
  3. Сверх того принимается, что после выстрела противникам не дозволяется менять место, для того чтобы выстреливший первым подвергся огню своего противника на том же самом расстоянии.
  4. Когда обе стороны сделают по выстрелу, то в случае безрезультатности поединок возобновляется как бы в первый раз, противники ставятся на то же расстояние в 20 шагов, сохраняются те же барьеры и те же правила.
  5. Секунданты являются непосредственными посредниками во всяком отношении между противниками на месте.
  6. Секунданты, нижеподписавшиеся и облеченные всеми полномочиями, обеспечивают, каждый свою сторону, своей честью строгое соблюдение изложенных здесь условий.

В общем, други мои, прежде чем поливать друг другу грязью в ФБ, как грязные мексиканские мачо, вспомните, что Пушкин вас бы просто пристрелил. Не дрогнула б рука поэта. Лишь бакенбарды развевались на ветру. Судари, будьте вежливы, учите отечественную историю и русский язык, мать вашу.

 

Лука Мытищев, астральный рантье из ЦАО г. Москвы



Вы должны войти, чтобы комментировать Войти