САМОЕ ЧИТАЕМОЕ: `

«С цветами — пропускать»

17.12.2012 < RSS 2.0.

марш свободыЖурналистка Ирина Мак — о московском «Марше свободы» 15 декабря.

 

Минус 17 градусов после того, как дней десять температура не опускалась ниже минус 6, — для политической акции, растянувшейся на несколько часов, это правда холодно. И из-за холода, я уверена, многие и не пришли. И из-за страха – как не бояться после отказа московских властей согласовать шествие. Когда накануне ночью на многих центральных площадях в городе появились автобусы с полицией и ОМОНом, не удивилась: а чего мы ждали? Я подумала: дойду куда пустят, постою, вернусь домой. Уверена была,  что Лубянку оцепят – мышь не проскочит. Но назавтра в половине третьего уже было известно, что хоть и ментов на площади прорва, но к Соловецкому камню пускают. В любом случае, не идти было неловко – из солидарности с друзьями, из-за невозможности потом оправдать перед детьми собственную лень и страх.

С купленными в «Алых парусах» белыми розами — живые жалко было гробить на морозе – мы вылезли из станции метро «Китай-город». Пять минут четвертого. Мимо Политехнического музея вдоль дороги плотно, бампер к бамперу, стали ментовские машины. На другой стороне Лубянского проезда – их же автобусы, наполовину пустые. По оставленной для проезда полосе в вялой пробке протискивались аполитичные праздные автомобилисты и троллейбусы. На каком-то микроавтобусе сверху увидела слоган: «Лидер страны долговечен». Не поверила своим глазам.

Полиция спокойно пускала народ в Лубянский сквер, над которым кружил полицейский вертолет (на наши деньги, — говорили в толпе, — керосин жжет). Людей было много, плотность повышалась по мере приближения к Камню. В толпе обсуждали, что Собчак с Яшиным и Удальцова взяли еще на подступах к площади,  Навального – только что. Признаюсь, меня это не удивило – сколько ж можно удивляться – и даже не взволновало. Думаю, их тоже. Обычная жизнь. Совсем не видно было городских сумасшедших. Я не застала ни Дмитрия Быкова, ни прочих звезд из числа знакомых. Вообще, всех пропустила — и селебрити, и ньюсмейкеров, и тех, кто хватал и вязал. Вокруг были десятки милых неизвестных лиц. Положила цветок — мы решили, сначала по одному положим, потом еще: процесс важнее момента. И как же мы были правы!

марш свободыКогда, погревшись в «Шоколаднице» на углу Маросейки, мы вновь вылезли на Лубянку, немедленно услышали: «Поздно пришли, девочки, разгоняют уже». За девочек спасибо, но у девочек с собой были цветы. Двойная шеренга полицейских отодвигала народ от Соловецкого камня, выдавливая людей к Политеху. Продвигаясь навстречу, мы уткнулись в их шинели.

– Дальше нельзя!

– Почему – у нас же цветы? Положить-то дайте.

– Нельзя! – как-то на удивление вяло выдавил полицейский.

За двойным рядом в шинелях плотно шел третий, в скафандрах. Я было ретировалась, но подруга моя подняла розу как флаг. Кто-то в шлеме схватил ее за плечо, и тут же старший по званию, в ушанке, осадил его:

– С цветами – пропускать.

Революция роз.

Шеренги расступились аки море перед евреями, мы оказались в тревожной пустоте: в центре памятник, по периметру люди с кобурой. Пристроили цветочки. Поправили те, что уже лежали. Оглянулись – никто не гонит. Но нам и самим было пора. Увидели дырку в заграждениях, устремились к ней.

– Молодой человек, можно за вас подержаться – ступеньки скользкие?

Чтобы добраться до входа в метро, надо было спуститься на пару ступенек. Человек в форме оглянулся, сказал «пожалуйста», подал даме руку. И тогда второй, стоявший слева от меня, сам – слышите, сам, не дожидаясь моей просьбы, подставил мне ладонь. И улыбнулся. А я ему. Расшаркались, как кавалеры на балу.

— Спасибо, вы так любезны! – им, небось, такого никто и не говорил.

Понятно, что не было у них команды «мочить», а была бы, так я бы тут, может, и не писала. Но мы были любезны – и получили любезность в ответ.

Я это не к тому, что на площади был рай и блаженство. Хватали, тащили в автозаки – не при мне, но было,  и видео не обманет. Но меня всегда волновало: кто те люди, которые против меня? Одурманенный завиральной агитацией зомби? Безграмотные чудовища с оружием? Помню, как на Триумфальной во время одной из акций 31-го числа пыталась говорить с ОМОНовцами: «Молодые люди, вам же потом стыдно будет, вы же детям своим не сможете признаться, что творили!» И кто-то, мне показалось, внимательно слушал.

И еще: люди вокруг. Ближайшее место, куда заходили греться, был лекторий Политеха – так вот, ни одному тамошнему охраннику в голову не пришло людей гонять. А могли бы… И много, очень много было среди пришедших молодых людей. И вообще народа было много – тысячи, минимум, три, а может, и все пять, если с ротацией, что бы кто официально ни говорил. При том, что народ боялся.

 

Фото автора

 



Вы должны войти, чтобы комментировать Войти