САМОЕ ЧИТАЕМОЕ: `

Москва боится дальнобоя

03.12.2015 < RSS 2.0. Y

дальнобойВ 1998 году вышел фильм Петра Луцика «Окраина» о том, как русские мужики едут в Москву, чтобы отобрать у олигархов свою землю. Нынешняя история с «Платоном» и дальнобойщиками напоминает этот сюжет.

Столичные менеджеры робко прячут тело жирное в кредитном «Фокусе».  Девочки в «Шоколаднице» забывают про капучино с сырниками и ждут Апокалипсиса. Даже грезят им, ибо скучно. До премьеры «Звездных войн» еще далеко, а война в Сирии виртуальная. Всем хочется сильных ощущений, а столица их дать не может – сгнила с головы. Вот и остается дожидаться былинных богатырей. Правильно, правильно делают бабы – чутье у них посильнее мужицкого будет. Грядёт Апокалипсис! В Москву едут народные мстители.

Всадники Апокалипсиса! С ними конь белый, конь рыжий, конь вороной и конь бледный. Всадники пока не видны. Но они придут,  стряхнут снег с тяжелых усов, сощурившись, глянут на все это сусальное безобразие, закурят трубочку, да поставят своих железных коней поперек МКАДа.

Москва глубоко, как аллергик, вздохнет в последний раз, встанет в городских жилах кровь, загустеет. И рухнет исполин на глиняных ногах!

Другое дело, что не приедут дальнобои в Москву. Потому что профессия серьезная, требующая времени и сил, а не баловства. Пусть приедут, но не приедут в нужном количестве. Да и не денежная это профессия, если брать по-московским меркам. Денег в кубышках у дальнобоев нет, чтобы семьи оставить без хлеба ради мести «Платону». Вряд ли кто станет рисковать своим грузовиком, под ментов подставляясь — так ведь можно без кормильца остаться.

Жалко, кстати, что не приедут. Дальнобой в России – это герой эпоса. Ямщик, замерзающий в степи.

Я знал дальнобоев, когда работал стропальщиком в Воронеже. Солнце припекает, зелень первая пробивается, птицы поют, а тут на базу вваливается заиндевевшая фура с трубой, все покрытая льдом и снегом. Ледяной призрак, аж пар идет! Выходит ходущавый водила: «Доехал!» С Саратова всю ночь пёр, ближе к Борисоглебску метель началась, дороги ни черта не видно. Под Анной фуры вставать в снежной каше стали, пробуксовывать, но он вырвался. И в восемь утра уже в Воронеже. В Воронеже хорошо — тепло и солнце. Дорога почти сухая.

«Давай, паря, тент сдирай, трубу сгружать будем!» — и сам первый лезет в прицеп, хотя это уже моя работа. Снимаем тент, крановщик не зудит, бежит к крану, чтобы разгрузить побыстрее. «Давай, паря, майна!» — дальнобой со мной крюки принимает, чалит трубу. Ему спешить надо. Из Саратова в Воронеж привез трубу, из Воронежа в Ростов-на-Дону повезет металл, оттуда в Краснодар – станки. С Краснодара на Волгоград и Саратов пойдет тоже груженый. Пока не знает с чем, но корешки обещали, что груз будет. А как его быть-то не может? Будет груз, конечно.

Приедет, после круга по югу России, на пару дней домой. Толком не отдохнет и жену не приголубит — и вперед. А может отдыха не будет и вовсе. Машина у него своя. Одна. Кормилица. Заработает он хорошо на рейсе, но жизнь копейка, а судьба индейка. А вдруг баллон полетит, а то и два? Тыщь 50 разом корова слизнет. Где трудом живут, там денег много в России не бывает. Бюджет на обеды, сигареты и прочее – обычно по полштуки-штуке в сутки с носа у них. Не жируют дальнобои. Иначе бы платный участок на трассе «Дон» под Воронежем, через Задонск годами не объезжали. Не толкались бы на светофорах.

Я сейчас в Москве. Мне, если честно, жалко, что мой безымянный друг-дальнобойщик из Саратова не приедет. Нам бы было что вспомнить. Хотя бы ту примерзшую к кузову гнилую трубу, что мы пару лет назад в Воронеже ломом ковыряли. И метель где-то под Борисоглебском, и его ледяного призрака, пахнущего соляркой. Настоящие воспоминания.

Иван Крага

 



Вы должны войти, чтобы комментировать Войти