САМОЕ ЧИТАЕМОЕ: `

Пармезан «Чернобыльский»: что можно обнаружить в белорусских молочных продуктах

26.04.2016 < RSS 2.0. Y

15TjUBFLLrU[1]Накануне 30-летия аварии на Чернобыльской АЭС Associated Press  опубликовало репортаж «Тест обнаружил чернобыльский осадок в белорусском молоке». Это расследование о белорусских фермерах, живущих недалеко от чернобыльской «зоны отчуждения». В молоке из одного такого хозяйства показатели радиации оказались превышены в 10 раз. Это молоко идет, в основном, на изготовление сыров, экпортируемых в Россию.

 

 

На краю белорусской зоны отчуждения Чернобыльской АЭС , по дороге от предупреждающих знаков «Стоп! Радиация!» фермер предлагает своим гостям стакан свежего молока. Репортеры Associated Press пить молоко вежливо отказались, но привезли в бутылке в лабораторию. Проба  показала содержание радиоактивного изотопа  в 10 раз выше, чем предельный показатель продовольственной безопасности страны.

Это открытие в канун 30-й годовщины самой крупной в мире ядерной аварии доказывает: радиация от взрыва АЭС в соседней Украине 26 апреля 1986 года продолжает отравлять Беларусь. Авторитарное правительство этой аграрной страны полно решимости вернуть долго простаивающие сельскохозяйственные земли. И в стране, где инакомыслие отменено, любое возражение против такой политики неубедительно.

 

 

Фермер Николай Чубенок с гордостью говорит, что его стадо из 50 молочных коров производит до двух тонн молока в сутки для местного завода «Милкавита», чей бренд сыра пармезан продается в основном в Россию.

Экскурсия по границе радиоэкологического заповедника в Полесье, (2200 квадратных километров призрачного пейзажа, 470 эвакуированных деревень и городов) показывает: народ мало обращает внимания на канцерогенные изотопы, которые еще могут быть в почве.

 

«Там нет никакой опасности. Как вы можете бояться радиации?» – говорит Николай Чубенок, который с 2014 года продает молоко со своей фермы. Она  всего в 45 километрах к северу от Чернобыльской АЭС и в двух километрах от границы зоны, где до сих пор официально запрещено жить. Чубенок рассказывает, что надеется удвоить размер своего стада и начать производство домашнего сыра на месте.

Его молоко – часть поставок в «Милкавиту» для изготовления сыров марки «Полесские». Около 90% из них продается в Россию, остальное – на внутреннем рынке. Всемирный банк определяет Россию как основной рынок для белорусского экспорта продуктов питания, которые составляют 15% экспортной экономики страны.

 

Политика и здоровье

Придя к власти в 1994 году, президент Александра Лукашенко отменил программу переселения людей, живущих вблизи зоны отчуждения. Он разработал долгосрочный план сноса пустых деревень и возвращения земель для сельского хозяйства. Всего из-за чернобыльского взрыва требовалось переселить 138 тыс. белорусов, живших ближе всего к АЭС. Кроме того, 200 тыс. человек, проживавших поблизости, уехали добровольно.

Один из самых известных критиков подхода правительства к защите населения от чернобыльской аварии, доктор Юрий Бандажевский, был снят с должности директора научно-исследовательского института и заключен в тюрьму в 2001 году по обвинению в коррупции. После условно-досрочного освобождения в 2005 году он возобновил исследование раковых заболеваний, связанных с чернобыльской аварией. Бандажевский,  находящийся сейчас на Украине, говорит, что Беларусь не в состоянии защитить граждан от канцерогенов в продуктах питания.

«У нас катастрофа», – говорит он корреспондентам AP в Киеве. – «В Беларуси нет защиты населения от радиации. Напротив, правительство пытается убедить людей не обращать внимание на радиацию. Продукты  выращиваются в загрязненных районах и распространяются по всей стране».

Проба молока, проанализированная по заказу AP, подтверждает эту картину.

 

74174[1]Глоток стронция

Государственный Минский городской центр гигиены и эпидемиологии нашел в этом молоке стронций-90, радиоактивный изотоп, вызывающий  рак и сердечно-сосудистые заболевания, в количестве, в 10 раз превышающем белорусские нормативы безопасности пищевых продуктов. При этом тест, как и другие, используемые в Беларуси, оказался неспособен определять тяжелые радиоактивные изотопы, в том числе америция и плутония.

Министерство сельского хозяйства Республики Беларусь говорит, что уровень  стронция-90 не должен превышать 3,7 беккереля на килограмм продукта (беккерель – международная единица измерения радиоактивности).

Минская лаборатория сообщила AP, что образец молока содержал 37,5 беккерелей.  Ученые говорят, что стронций-90 при попадании в организм человека имитирует поведение кальция и оседает в костях.

Главный инженер «Милкавиты» Майя Федорчук отвергает эти выводы.

«Это невозможно. Мы проводим наше собственное тестирование. Это, видимо,  путаница», – сказала она, добавив, что компания проверяет образцы из каждой партии молока, которое они получают от Чубенка, а каждые полгода делают «углубленный» анализ. По ее словам, анализ лаборатории предприятия показывает содержание в молоке в среднем 2,85 беккереля на килограмм.

Сотрудник пресс-службы белорусского МЧС, на которое возложена задача борьбы с последствиями ядерной катастрофы, заявил в телефонном разговоре, что не комментируют выводы AP.

Представители органов здравоохранения отмечают: масштаб опасности, создаваемой низким уровнем содержания радиоактивных изотопов в значительной степени зависит от продолжительности воздействия и индивидуальной физиологии. Следует отметить, что правила регионального блока свободной торговли, куда входят Беларусь и Россия, разрешают более высокий уровень стронция-90 в товарах – до 25 беккерелей на килограмм,

Вопрос в том, есть ли кто-то в правительстве, кто заинтересован в точном определении степени риска загрязнения продуктов с границ белорусской запретной зоны.

Заместитель директора Белорусского института радиобиологии Наталья Тимохина сообщила, что государство разрешает производителям  проводить собственный мониторинг безопасности пищевых продуктов. Она жалуется на нехватку необходимого лабораторного оборудования.

«Одноразовый прием зараженной пищи не очень опасен», –  говорит она. – «Опасно накопление радионуклидов в организме».

Исследователи рака из Всемирной организации здравоохранения говорят, что потребление радиоактивных продуктов питания вызывает, главным образом, развитие рака щитовидной железы. Он, как правило, не смертелен, если диагностировано рано.

Белорусские экологи говорят, что правительство не создало механизма  для расследования коррупции в пищевой промышленности. В результате, ни один белорусский производитель еды ни разу не был привлечен к ответственности за использование ингредиентов или производство товаров с повышенным уровнем радиоактивности.

Ирина Сухий, основательница Белорусской экологической группы «Зеленая сеть», рассказывает, что работники предприятий пищевой промышленности конфиденциально сообщали ей: ингредиенты и продукты смешивают, чтобы разбавить долю потенциально радиоактивных компонентов от белорусских поставщиков граничащих с Украиной районов. По ее словам, такое смешивание якобы делает уровень содержания канцерогенных изотопов в молочных продуктах и переработанном мясе ниже допустимой дозы, но он по-прежнему опасен для здоровья.

По данным белорусского Министерства по чрезвычайным ситуациям,  заболеваемость раком щитовидной железы у детей после чернобыльского взрыва возросла в 33 раза и в несколько раз выросла у взрослых.

 

«С двумя головами лошади не рождаются»

Фермеры, работающие как на границе, так и внутри запретной зоны, говорят, что они не видят никаких очевидных признаков ядерной опасности. Им не было дано никаких указаний по поводу снижения риска попадания радиоактивных изотопов в пищевую цепочку, и они не беспокоятся об этом.

Фермер Николай Чубенок говорит, что он никогда не слышал о сорбенте Ferocin, известном как «берлинская лазурь», который украинские фермеры   дают скоту, чтобы ускорить выведение  цезия-137 из пищеварительного тракта.

Леонид Кравченко, тракторист одной из соседних ферм, где заброшенная деревня была снесена, чтобы освободить место под поле для зерновых, говорит: он никогда не видел официального тестирования уровня радиации в почве. Но Леонид считает, что нет никаких оснований для тревоги.

«Никакой опасности», – говорит он.

Поездка в сторону Чернобыля и в ближайший радиоэкологический заповедник потребовала для журналистов AP переговоров и мучительно долгих согласований при получения разрешения от правительства. Внутри же зоны Беларусь санкционировала создание экспериментальной фермы. На сегодняшний день она содержит 265 лошадей, 56 коров и пасеки с медоносными пчелами.

Директор фермы Михаил Кирпиченко рассказывает, что ему разрешается коммерческая деятельность, в том числе продажа кумыса.

«Мы не боимся радиации. Мы уже привыкли к ней», –  говорит Кирпиченко, который полагает, что его лошади должны проходить лишь базовый тест на зрение, чтобы подтвердить свое хорошее здоровье.

«С двумя головами или без ног лошади не рождаются.  Мутаций нет», –  говорит он. – «Синдром Чернобыль давно прошел».

 

Публикуется в сокращении.

Источник: Associated Press

___

Associated Press

 



Вы должны войти, чтобы комментировать Войти