САМОЕ ЧИТАЕМОЕ: `

Веселие Советской Руси-2

29.01.2013 < RSS 2.0.

Пьянство на деревне в СССР«ЖЛОБ» уже ностальгировал о том, как выпивали люди в советские времена. Но то была городская история. Подумав, «ЖЛОБ» решил дополнить ее историей сельской. В ближайшее время к алкогольной тематике обещаем не возвращаться.


Черноземное село, о котором пойдет речь, – большое и, считай по-нашему, благополучное. В советские времена все, что нужно, тут было: школа-десятилетка, поликлиника и больница, дом культуры и библиотека, несколько магазинов. Объяснялось великолепие просто. До укрупнения районов в 60-е здесь был райцентр, и когда район отменили, как ни странно, все, что селу теперь было не по статусу, осталось. Убрали только памятник Ленину, возле которого принимали школьников в пионеры. Чтобы кто убивался по этому поводу, замечено не было. Некогда было убиваться-то. Люди работали в колхозе и ПМК (передвижная механизированная колонна). Но выпить и повеселиться порой были очень даже не прочь.

На праздники пили дома, с женами, под вкусную и обильную свойскую закуску: для себя плохо не сделаешь. Пили обычно что-то покупное, чаще всего «белое», как называли водку. Женщинам иногда брали что-нибудь «послабже», но и они в основном предпочитали «беленькое»: почище будет, чем бормотуха-то. Самогоноварение Советской властью не приветствовалось, но самогонщики, а чаще самогонщицы, водились, и у них тоже всегда можно было «взять». Только качество хромало. На большие праздники – свадьбы, к примеру – «гнали» уже все. Или сами, или просили умеющих. Покупать-то на ораву приглашенных (человек по сто) не напасешься. И тут уж качество было отменным. Почти всегда нагоняли лишку, так что еще долго можно было «продолжать банкет».

Но официальные пьянки на праздники – это неинтересно. Куда интереснее выходил выпивон без веских поводов, когда просто мужикам вдруг захотелось. Тут обычно приходилось прятаться – от жены и от начальства. Соответственно, в теплое время года хорошо было на природе, где-нибудь «в кустах». Например, в школьном саду посадок удобных хватало. А на школьном огороде можно было, если что, огурчика сорвать. Если с собой не было стаканов, вырезай из школьного огурца мякоть да и пей из экологической посуды. Подходящим вариантом было также зайти принять понемногу в местное кафе. На вывеске этого заведения вместо названия так и было написано: «Кафе», но народ называл его столовой. Такие места еще чайными часто называли, хотя пили там, уж конечно, не чай.

В столовой разливали пиво, и это было то, что нужно. Ведь напиваться всерьез тут, по-хорошему, нельзя: продавщицы запросто могли все пересказать в подробностях той же жене. Продавщицы, вообще, были бабы вредные. Пиво они, естественно, разбавляли. Мужики стремились поймать момент, когда начнется новая бочка. Сразу-то не разбодяжишь – надо хотя бы немного отлить. Только так и узнавали, каков он – настоящий вкус пива. Вкус, кстати, был не очень, плоховато было в СССР с хорошим пивом для народа. Называлось пиво всегда одинаково – «Жигулевское». Да и чего тут мудрить: как ни назови, «все оно с одной бочки».

Посетители сельской «столовой» были не из привередливых. Заглядывал, например, один вполне благопристойный старичок из работающих пенсионеров и всегда просил «кружечку пивка и стаканчик красненького». Сочеталось у него как-то. Заходил он с внуками и никогда не забывал купить им лимонад или мороженое, если это было в наличии. Лимонад завозили часто, а мороженое редко. Наверное, мороженое можно было бы продавать в аж двух продовольственных магазинах села, а не там, где мужики распивают, но вот поди ж ты…

Пьяные свиньиЗато завсегдатаи «столовой» могли вдоволь поумиляться, глядя на перепачканных мороженым детишек. Один из завсегдатаев считался колдуном. Пить с ним не хотели и к детям старались не подпускать («сглазить может, случаи были»), но не скажешь же человеку так вот в глаза: иди, мол, подальше. Еще один был местным поэтом, стихи сочинял на ходу, сразу как только что-нибудь его впечатлит. Порой получалось складно.

О та живительная влага

Из досточтимых «петушков»…

Нужна, наверное, отвага

Лизнуть, чтоб был «петух» таков.

Это – как раз взирая на детишек, только не с мороженым, а с леденцами на палочках. В молодости поэт учился в городе. Хорошо, вроде, учился, а потом стал не в себе. От учебы излишней такие вещи обычно и происходят. Был он завсегдатаем не только в столовой, но и в местной библиотеке. Завсегдатаев было немного, и, в общем-то, хорошо, что они были. Если приличный человек забредал в одиночку, находил, с кем выпить. Бывало, что некоторые все-таки напивались сильно, и по зиме даже пару раз замерзали люди, не дойдя до дома. Но это крайности. А так пил народ в меру.

Стояла «столовая» почти там, где в досоветское время была церковь. Сгинула в 90-е. Меньше пить от этого народ не стал. Больше – стал. Село-то, вроде, живо, работать люди не разучились, и даже колхоз никому не продан. Но вот когда ПМК закрыли, безработных стало прибывать. Молодежь, конечно, уезжает в города, правда не все там приживаются. Председатель говорит, что в колхозе сейчас больше ста человек – «лишние рты», но куда ж их денешь… Так что пить в селе есть кому, и пьют, только часто это уже не совсем веселие.

 

Юрий Егоров

 



Вы должны войти, чтобы комментировать Войти