Мой Паточка | ЖЛОБ
       
 
САМОЕ ЧИТАЕМОЕ: `

Мой Паточка

06.02.2013 < RSS 2.0.

Мой ПаточкаПриятный волосатый бостонец Bhob Rainey собирает звуковой мусор, микрофонные саундчеки («раз-раз, на матрас», «раз-два-три сосисочная», «генералиссимус сказал сажать»), голоса давно умерших детей, читающих стихи не для него, и прочую дрянь.

 

Только что у него вышел винил When you talk, you hear from the other side — случайные записи, сделанные в 1951-52 годах на магнитную проволоку (wire spool — это мама магнитной ленты): голоса детей на фоне телевизионного репортажа о процессе над сотрудником Госдепартамента Элджером Хиссом (Alger Hiss).

Хисса обвиняли в связях с Советами.

When you talk, you hear from the other side (excerpt 2) by Bhob Rainey

Дети болтают о рождественских подарках, о велосипедах и прочей муре под параноидальные речи следователя, которым, как мы теперь знаем, был секретный агент Counter Intelligence Corps (CIC) — Корпуса контрразведки. Хиссу тогда впаяли пятерочку.

На официальном сайте CIC я читаю сейчас текст сотрудника Управления разведки Джона Эрмана, который говорит, что в общем ясно, Хисс передавал красным секретные документы, но кроме этого не ясно ни черта. Почему так и не признался до самой смерти в 1996 году? Ales — это его агентурное имя, как предполагает АНБ, или не его? Почему адвокаты так странно себя вели? При чем тут вообще Counter Intelligence Corps?

Я теперь хочу прочитать и версию историков Kai Bird и Светланы Червонной: Хисс не виновен.

На фоне всего этого психоза четырехлетняя девочка на записи говорит, что любит свою собаку, потому что той «нравится рвать одежду», какой-то идиот постарше предлагает спеть гимн Канзаса «Не бей копытом» на иврите и забывает слова.

К чему это все? В возрасте двух с половиной лет я подал голос в защиту Яна Паточки — чешского философа, который подписал «Хартию-77», а одновременно с этим — свой смертный приговор. Ученик Гуссерля умер от истощения после непрерывного 16-часового допроса в стенах Štátna bezpečnosť (StB) — чехословацкого КГБ. По ссылке ниже — аудиозапись, сделанная в марте 1977 года моим отцом.

DW — Jan Patočka — March 1977 by FraterAE

«Немецкая волна» в марте 1977 передавала статью Генриха Бёлля памяти философа Яна Паточки. На этой пленке мне 2,5 года и я требую пить. В горле пересохло.

 

«Немецкая волна» передает статью Генриха Белля памяти философа, а я требую воды. На пленке отчетливо слышно, что папа уверенно набирает ее из водопроводного крана. И мне нравится эта простота.

Все самое интересное происходило, когда мамы не было дома. Женщина внесла бы сутолоку, гремели бы чайники, включались и выключались плиты, я бы старательно дул на кипяток, опрокинул стакан на колени, поднял вой, на который прибежал бы пес и загавкал.

Где-то валяется пленка, сделанная год спустя на даче, где я под «Радио Свобода» (отец записывал что-то для лекции) до кости отпиливаю себе большой палец левой руки. Мы приводили в порядок ветки яблонь. Мама должна была приехать с минуты на минуту.

За это я люблю звуковые помои. В musique concrète никогда не знаешь, упадет на голову червивая антоновка или изумруд Великий Могол, щелкнет Рейган пальцем по микрофону или объявит о бомбардировке России. В моем аудиоредакторе есть кнопка Remove Hiss — убрать шипение. Я никогда ею не пользовался, а после пластинки парня из Бостона с его Элджером Хиссом не буду и впредь. Шипение может оказаться единственным, что ты оставишь после себя.

Раз… два… три… сосисочная.

 

Антон Елин

P.S. Чешский философ и правозащитник Ян Паточка вместе с Вацлавом Гавелом, Зденеком Млынаржем, Иржи Хайеком и Павлом Когоутом стал одним из первых подписавших «Хартию-77», которая выступила за соблюдение прав гражданина и человека в ЧССР.

Дама с картофелехранилищем

Тень пионерии

 



Вы должны войти, чтобы комментировать Войти